Допрос эксперта в гражданском процессе

Особенности тактики допроса эксперта (специалиста) в гражданском и арбитражном процессе

Допрос эксперта в гражданском процессе

Заключение эксперта в любом судопроизводстве имеет важнейшее доказательственное значение. Заключение эксперта считается средством доказывания, как правило, заслуживающим особого доверия, и в случае возникновения сомнений многие судьи полагаются на показания эксперта, т.е. обычно ограничиваются допросом эксперта.

При проведении повторной экспертизы эксперт не правомочен оценивать первичное заключение, однако в случае расхождения результатов первичной и повторной экспертиз он должен объяснить суду причины такого расхождения. Таким образом, повторная экспертиза является не только способом получения нового доказательства, но и эффективным методом проверки обоснованности и достоверности заключения первичной экспертизы.

«Допрос эксперта» в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве содержится в соответствующих статьях закона и обладает тем же доказательственным значением, что и показания эксперта в уголовном судебном производстве.

Его порядок регламентируется ст. 187 ГПК РФ и ч. 3 ст.

86 АПК РФ, в соответствии с которыми после оглашения заключения эксперта в судебном заседании эксперту могут быть заданы вопросы в целях разъяснения (пояснения) и дополнения заключения.

Допрос эксперта – это дополнительная возможность разъяснить сторонам отдельные положения исследований, понять и уточнить сделанные выводы. На практике экспертам при допросе в суде часто приходится обосновывать правомерность и целесообразность применения методик и технических средств, которые они использовали при исследовании; отстаивать правильность проведенных расчетов и т.п.

Отвечая на вопросы, эксперт имеет возможность выдвинуть дополнительные аргументы в обоснование сделанных им выводов, сослаться на справочную литературу; объяснить, почему в основу вывода положены те или иные признаки, какова достоверность полученных результатов, на чем основаны его расчеты и выводы. Это подтверждает и судебная практика.

Отвечая на вопросы сторон и суда, эксперт своими показаниями-разъяснениями и дополнениями должен способствовать правильному пониманию сторонами и судом его заключения, надлежащей его оценке.

В отличие от свидетелей эксперт не подлежит удалению из зала суда до его допроса (дачи показаний). Он должен присутствовать в зале с самого начала судебного разбирательства. Эксперт может участвовать в допросе участвующих в деле лиц и свидетелей, задавать вопросы, выяснение которых имеет отношение к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ).

При допросе эксперта судья может предложить ему прокомментировать свое заключение, после чего ему задают вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. Эксперт в процессе – носитель специальных знаний и вызывается по конкретному делу. Поэтому ему могут быть заданы вопросы, относящиеся только к его специальности и данному им заключению (ч. 1 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 86 АПК РФ).

Общие положения криминалистической тактики проведения допроса вообще не допускают постановку наводящих вопросов. Конечно, это правило действует и в отношении допроса эксперта. Что касается постановки иных вопросов, то четких тактических рекомендаций (кроме предмета допроса) ни законодательство, ни теория не сформулировали.

В соответствии с ч. 1 ст. 187 ГПК РФ первыми задают вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. В случае если экспертиза назначена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса.

В арбитражном процессе подобная очередность вопросов эксперту и ответов на них законом не регламентируется. В части 3 ст. 86 АПК РФ закреплена только обязанность эксперта ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда.

Экспертам часто ставятся вопросы относительно базового образования, специализации эксперта и формы его подготовки, стажа работы по специальности. Многие вопросы относятся к проведенному исследованию.

Как свидетельствует судебная практика, эксперту задают вопросы относительно:

– научных основ экспертизы, которую он представляет;

– научной обоснованности методик, использованных экспертом при производстве данной экспертизы;

– правильности выбора и применения методик;

– степени достоверности выводов.

В суде предметом обсуждения нередко бывают методики, избранные и примененные экспертом, условия и правильность их применения.

Эксперту могут быть заданы следующие вопросы:

1) является ли примененная им методика общепринятой, сертифицированной либо эксклюзивной, используемой в качестве авторской апробации; каков официальный статус методики;

2) имеются ли другие методики для решения данной задачи, и почему была выбрана именно эта;

3) были ли соблюдены условия применения данной методики; были ли достаточными данные условия для ее применения;

4) все ли исходные данные учел эксперт; если не все, то почему;

5) достаточно ли было признаков и их совокупности для того, чтобы сделать вывод?

Государственные эксперты, как правило, используют общепринятые сертифицированные методики и методы исследования, прошедшие апробацию и рекомендованные к внедрению в установленном порядке. Однако, если сведения об этом не вытекают из текста заключения, эксперту могут быть заданы вопросы относительно статуса примененной методики.

В судебной практике при проведении экспертных исследований иногда применяются авторские методики, не прошедшие процедуру сертификации и не рекомендованные к применению.

Одновременно эксперту может быть задан вопрос о том, нет ли других методик, позволяющих решать данную задачу, и почему эксперт избрал именно примененную в данном случае. Эксперт должен объяснить свой выбор.

Эксперту могут быть заданы вопросы относительно соответствия (адекватности) методики объекту с целью выяснения, точно ли объект подпадает под условия применения данной методики и, если не вполне точно, то существенно ли это несоответствие? Эксперт обязан такие тонкости объяснить.

Условиями применения методики могут быть не только свойства исследуемого объекта, но и другие исходные данные. Например, для применения некоторых методик обязательно определенное количество образцов или проб.

Одним из основных принципов судебно-экспертной деятельности являются всесторонность и полнота проводимых исследований.

Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, все ли исходные данные использованы и учтены экспертом, а если не все, то почему.

Эксперт должен объяснить, по какой причине он не учел те или иные обстоятельства, существенны ли они для его заключения или они не имели значения для принятия решения.

Эксперту может быть задан вопрос и относительно обоснованности его выводов: достаточно ли было признаков, их количества, совокупности для того, чтобы сделать выводы по предоставленным материалам.

В любой методике экспертизы имеются свои критерии принятия решений.

Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, какие критерии оценки результатов исследования предусмотрены в данной методике и какими руководствовался он, принимая решение.

Вопросы относительно обоснованности выводов обычно сводятся к оценке достаточности или недостаточности признаков для принятия определенного решения.

В каждой методике имеются свои критерии оценки необходимости и достаточности (значимости) полученной в результате проведения исследования информации для принятия определенных решений. Если эксперту заданы вопросы относительно такого рода критериев и того, как они были применены в данном случае, эксперт должен эти моменты разъяснить.

Вопрос о степени достоверности результатов конкретного исследования требует от эксперта ответа во всех случаях, независимо от того, проводилось ли исследование на качественно-описательном или количественном уровне.

Если примененная экспертом методика имеет качественно-описательный характер, эксперт отвечает на вопрос, исходя из общих критериев формирования вывода по данному виду экспертизы и материалов конкретного дела, насколько они информативны для дачи заключения.

В случае если речь идет о количественной методике, она имеет количественные критерии принятия решений. Тогда эксперт должен пояснить, каким решающим правилом он руководствовался и какую степень надежности в числовом выражении имеет его вывод.

Кроме того, сторона может ходатайствовать о предоставлении экспертной методики на обозрение в судебном заседании. Это полезно делать для того, чтобы эксперт непосредственно показал не только примененную им методику, но и те решающие правила, которые легли в основу сделанного им вывода.

В судебной практике могут быть ситуации, когда в процесс вызываются несколько экспертов. Это имеет место в случае производства комиссионных, комплексных и повторных экспертиз. Все эксперты должны присутствовать в зале судебного заседания с самого начала судебного разбирательства и обязательно слушать показания своих коллег.

Допрашиваются все эксперты. Причем они могут задавать вопросы друг другу и участвовать в перекрестных, шахматных допросах.

Если выводы экспертов не совпадают, обязательно должны быть заданы вопросы относительно тех базовых моментов, которые были положены в основу выводов.

Необходимо выяснить:

– использовали ли они одну и ту же методику или разные, в чем их различие, почему каждым экспертом была избрана именно эта;

– какие признаки, их совпадения и различия были выявлены каждым экспертом и как была оценена их информативность, по каким критериям;

– достаточны ли были полученные в результате исследования данные для сделанных выводов.

В процессе допроса необходимо выяснить причину расхождений в выводах разных экспертов.

Каждому эксперту может быть предоставлена возможность прокомментировать заключение и показания своего коллеги. Это очень важно для соблюдения принципа состязательности в процессе. Если этого не сделано, дело не может быть успешно рассмотрено.

В гражданском и арбитражном процессе специалист выполняет технические и консультативные функции (ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ст. ст. 55.1, 87.1 АПК РФ). В процессе рассмотрения дела заслушиваются его показания, разъяснения и консультации и ему могут быть заданы вопросы (ч. ч. 2 и 3
ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Поскольку консультации специалиста имеют преимущественно справочный характер, ему могут быть заданы вопросы относительно источника сведений, на основе которых он дает консультацию, о их надежности и достоверности.

Порядок очередности вопросов специалисту и ответов на них такой же, как и при даче показаний экспертом (ч. 4 ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Часто одна из сторон процесса прибегает к помощи специалиста с целью получения рецензии на заключение эксперта, которое оформляется, как правило, заключением специалиста, или проведения нового исследования, не имеющего процессуальной формы судебной экспертизы. Затем эти документы представляются суду. Хотя они не имеют доказательственного значения судебной экспертизы, суд может их учесть при оценке экспертного заключения.

В этом случае при допросе эксперта последнему может быть предложено прокомментировать заключение специалиста и ответить на возникшие в связи с этим вопросы. В рецензии обычно содержатся недостатки, замеченные рецензентом в заключении эксперта. Эксперт должен быть ознакомлен с рецензией заранее (до судебного заседания) и готов ответить на все высказанные замечания.

Если в деле имеется несудебное экспертное исследование, оформленное актом экспертного исследования или заключением специалиста, эксперт также должен иметь возможность ознакомиться с ним и прокомментировать его.

В соответствии с ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ч. 1 ст. 87.1 АПК РФ консультации специалист должен давать суду.

Поэтому приглашение специалиста в судебное заседание должен осуществлять суд, а не сторона, которая может только ходатайствовать об этом.

Процессуальных оснований для допроса эксперта специалистом нет, поэтому участие специалиста в допросе эксперта в гражданском (арбитражном) деле является процессуальным нарушением и не должно допускаться судом.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области.

Источник: https://76.xn--b1aew.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD/poleznaya_informatsia/pravovoj_likbez/%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D1%82%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B0-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B0-%D1%81%D0%BF%D0%B5

Допрос эксперта, участие в нем специалиста

Допрос эксперта в гражданском процессе

Ознакомившись с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, суд, следователь вправе до­просить эксперта (ст. 187 ГПК РФ, ст. 86 АПК РФ, ст. 205, 282 УПК РФ).

Допрос эксперта преследует одни и те же цели в граждан­ском, арбитражном и уголовном процессе. Он производится, во-первых, для уточнения компетенции эксперта и его отноше­ния к данному делу; во-вторых, с целью разъяснения данного заключения, когда в своих показаниях эксперт:

а)        объясняет сущность специальных терминов и формулиро­вок;

б)        обосновывает необходимость использования выбранной методики исследования, приборов и оборудования;

в)        объясняет, как выявленные диагностические и идентифи­кационные признаки позволили ему сделать те или иные выво­ды, в какой мере выводы основаны на материалах гражданско­го или уголовного дела.

Если члены комиссии экспертов пришли к разным выводам, в ходе допроса выясняются причины этих расхождений.

Допрос эксперта не следует смешивать с дополнительной экспертизой (ст. 20 ФЗ ГСЭД РФ, ст. 87 ГПК РФ, ст. 87 АПК РФ, ст. 207 УПК РФ), основания назначения которой совпадают с некоторыми из оснований производства допроса: недостаточная ясность или неполнота заключения эксперта.

Однако, в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г., дополнительная экспертиза назначается, «если недоста­точную ясность или полноту заключения не представилось воз­можным устранить путем допроса эксперта».

Критерием раз­граничения оснований проведения допроса эксперта и назначе­ния дополнительной экспертизы служит обычно необходимость в проведении дополнительных исследований.

Если для разъяс­нения выводов эксперта или уточнения содержания заключе­ния не требуется таких исследований, проводится допрос экс­перта. В противном случае назначается дополнительная экспер­тиза.

Допрос эксперта производится только после дачи им заклю­чения. Уголовно-процессуальный кодекс рассматривает показа­ния эксперта, данные им при допросе в качестве самостоятель­ного вида доказательств (ст. 74 УПК РФ).

В гражданском процессу­альном и арбитражном процессуальном кодексах показания эксперта отсутствуют в перечне доказательств (ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ).

Однако они являются как бы продолжением за­ключения и поэтому имеют доказательственное значение.

Перед допросом суд или следователь удостове­ряется в личности эксперта, его компетентности, отношении к делу, разъясняет ему цель допроса и его права и ответствен­ность. Затем перед экспертом ставятся вопросы, требующие разъяснения, уточнения или дополнения.

Наводящие вопросы не допускаются.

Недопустимо принуждать эксперта к даче оп­ределенных показаний путем применения насилия, угроз и иных незаконных мер; понуждение эксперта к даче ложных по­казаний или заключения или к отказу от дачи показаний влечет за собой ответственность по ст. 309 УК РФ.

Допрос эксперта в уголовном процессе осуществляется в соот­ветствии со ст. 205 и 282 УПК РФ. Эксперт вызывается на допрос повесткой, которая вручается ему под расписку.

В случаях, не терпящих отлагательства, эксперт может быть вызван для до­проса телеграммой или телефонограммой. Эксперт, являющий­ся сотрудником экспертного учреждения, вызывается через ру­ководителя этого учреждения, который должен содействовать явке эксперта к следователю. Согласно п. 6 ч. 4 ст.

57 УПК РФ экс­перт не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд.

Показания эксперта представляют собой сведения, сооб­щенные им на допросе, проведенном после получения его за­ключения, в целях разъяснения или уточнения данного экспертного заключения.

Допрос эксперта следователем оформляется протоколом (ст. 166, 167 УПК РФ), составляемым в соответствии с законода­тельной формой, где дословно фиксируются поставленные ему вопросы и ответы на них. Протокол прочитывается экспертом (или зачитывается ему следователем).

Правом эксперта являет­ся дополнение протокола, внесение в него поправок. После да­чи устных показаний он вправе также изложить свои ответы собственноручно. Протокол допроса подписывается (каждая страница) экспертом и следователем.

Показания эксперта могут послужить основанием для назначения дополнительных и по­вторных экспертиз, причем дополнительная экспертиза, как это уже указывалось выше, может быть назначена тому же экс­перту, а повторная — только другому.

Если в ходе допроса экс­перта выявлена возможность получения новой доказательствен­ной информации путем исследования объектов, в отношении которых экспертиза еще вообще не проводилась, назначается первичная экспертиза. Она может быть поручена этому же экс­перту.

Основания допроса эксперта в суде те же, что и на предва­рительном следствии по уголовным делам.

Следует подчерк­нуть, что по ходатайству сторон или по собственной инициати­ве суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключе­ние в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

После оглашения за­ключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами. Причем суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон (ст. 282 УПК РФ).

Заметим, что ранее (ст. 289 УПК РСФСР) вопросы эксперту могли быть заданы только после того, как он произвел экспер­тизу в суде и дал заключение.

При рассмотрении уголовных дел вызов эксперта в суд только для допроса по экспертизе, произ­веденной на предварительном следствии, считался недопусти­мым.

Это зачастую приводило к необоснованному назначению экспертизы в суде в случаях положительной оценки заключе­ния судебной экспертизы, выполненной в ходе предваритель­ного следствия. В УПК РФ такое ограничение отсутствует.

Если экспертиза производилась комиссией экспертов одной специальности и они пришли к единому выводу, вопросы с со­гласия суда и остальных экспертов могут быть заданы одному из них. При наличии разногласий между экспертами вопросы задаются разным экспертам по желанию допрашивающих.

Согласно ст. 282 УПК РФ первой эксперту вопросы задает сто­рона, по инициативе которой была назначена экспертиза.

Суд может задавать вопросы эксперту в любой момент судебного следствия и отклонять те вопросы, которые не относятся к делу или к компетенции эксперта, или надлежащим образом пере­формулировать заданные вопросы.

В свою очередь эксперт мо­жет заявить ходатайство об отклонении или изменении форму­лировки вопроса, а также о представлении этого вопроса в письменной форме и даче ответа также в письменной форме.

Если экспертиза была назначена судом (она производится в порядке, установленном гл. 27 УПК РФ), судебный эксперт может быть допрошен после оглашения им своего заключения в су­дебном заседании.

В гражданском процессе заключение эксперта оглашается в судебном заседании. В целях разъяснения и дополнения заклю­чения эксперту могут быть заданы вопросы.

Первым задает во­просы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвую­щие в деле, их представители.

В случае, если экспертиза назна­чена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту ис­тец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса (ч. 1 ст. 187 ГПК РФ).

При рассмотрении дел арбитражным судом по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе арбитражного суда эксперт может быть вызван в судебное заседание.

После оглашения заключения эксперт вправе дать по нему необходи­мые пояснения, а также обязан ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда. Ответы эксперта на дополнительные вопросы заносятся в протокол судебного засе­дания.

Порядок постановки вопросов лицами, участвующими в деле, не регламентирован АПК РФ, однако по смыслу ст. 153 АПК РФ следует, что этот порядок устанавливается судом.

Как правило, вначале вопросы задает лицо (или его представитель), по ходатайству которого назначен эксперт, а затем другие лица. Арбитражный суд вправе мотивированно отклонить вопросы, предложенные вышеуказанными лицами, и выдвигать новые вопросы по своей инициативе.

Вопросы, задаваемые эксперту, и его ответы заносятся в протокол судебного заседания (ст. 229 ГПК РФ, ст. 155 АПК РФ, ст. 259 УПК РФ). В ГПК РФ, АПК РФ и УПК РФ эксперт не назван среди участников процесса, которые после ознакомления с протоко­лом судебного заседания могут подать на него свои замечания.

Однако эксперт может ходатайствовать перед судом об ознакомлении с записью поставленных ему в ходе допроса вопросов и данных на них ответов, а в необходимых случаях о внесении дополнений и уточнений в протокол судебного заседания. По результатам рассмотрения замечаний суд выносит определение об удостоверении их правильности либо об их отклонении (ст. 232 ГПК РФ, ч. 7 ст.

155 АПК РФ, ст. 260 УПК РФ), которое приобща­ется к протоколу судебного заседания.

Для оказания помощи в оценке заключения эксперта может привлекаться специа­лист. Специалист участвует в постановке вопросов эксперту, дает разъяснения на основании имеющихся у него специальных знаний. Эти разъяснения могут быть облечены в форму показа­ний или заключения.

Вопросы, требующие разъяснений специалиста в его заклю­чении или показаниях, могут быть связаны с назначением су­дебной экспертизы и разъяснением возможностей использова­ния специальных знаний при исследовании доказательств.

  1. Указание на невозможность решения данного вопроса, например, из-за отсутствия экспертной методики. Эксперт в своем заключении мог уже указать на это обстоятельство, но суду или следователю представляется необходимым выслушать мнение другого специалиста, иначе назначение новой экспер­тизы будет только затягивать производство по делу.
  2. Указание на непригодность объектов для экспертного ис­следования, что очевидно только лицу, обладающему специаль­ными знаниями.
  3. Указание на ошибки в собирании (обнаружении, фикса­ции, изъятии) объектов, могущих стать впоследствии вещест­венными доказательствами. Ошибки могут быть связаны с не­использованием технико-криминалистических средств и мето­дов, а также с неправильным применением этих средств и методов.
  4. Определение рода или вида судебной экспертизы, что на­прямую связано с выбором экспертного учреждения или кан­дидатуры эксперта, определением его компетентности в реше­нии поставленных вопросов. Следователи, а нередко даже су­дьи не знают тонкостей родового деления внутри различных классов экспертиз. Зачастую следова­тель или суд вообще не определяет род или вид экспертизы в постановлении (определении) и назначает просто судебную экспертизу. В этом случае специалист может оказать помощь в определении компетентности экспер­та, выполнившего экспертизу. Возможны и более грубые ошибки, когда на разрешение эксперта ставятся вопросы, далеко выходящие за пределы его компетенции, или для ответов на вопросы вообще не требуется специальных знаний.
  5. Указание на материалы, которые необходимо предоста­вить в распоряжение эксперта, например протоколы осмотра места происшествия и некоторых вещественных доказательств, схемы, планы, документы и прочие.

Согласно процессуальному законодательству и ФЗ ГСЭД эксперт вправе знакомиться с материалами дела, но это право ограничено предметом экспертизы. Эксперт не должен соби­рать доказательства и выбирать, что ему исследовать, например, анализировать свидетельские показания, иначе могут возник­нуть сомнения в объективности и обоснованности заключения.

Если специалист привлекается следователем или судом для консультации по уже произведенной судебной экспертизе, он, помимо указанных выше вопросов, рассматривает:

  • достаточность объектов и образцов для сравнительного исследования для дачи заключения, которая определяется с точки зрения используемых экспертных методик;
  • методы, использованные при производстве судебной экс­пертизы, оборудование, с помощью которого реализованы эти методы (точность и воспроизводимость метода);
  • научную обоснованность экспертной методики, гранич­ные условия ее применения, допустимость применения избран­ной методики в данном конкретном случае;
  • обоснованность выводов эксперта, взаимосвязь и взаимо­обусловленность выводов и исследовательской части эксперт­ного заключения.

Весьма частой является ситуация, когда выводы эксперта го­лословны и не опираются на произведенные исследования. Особенно это характерно для строительно-технических судебных экспертиз. Случаи, когда категорические выводы делаются не на основании исследований с использованием экс­пертных методик, но на базе только лишь предположений, не­редки в судебно-экспертной практике.

Следует подчеркнуть, что, если правом назначения судебной экспертизы в уголовном процессе обладает только следователь и суд, инициировать получение заключения специалиста может также защитник. Согласно п. 3 ч. 1 ст.

53 УПК РФ защитник впра­ве привлекать специалиста для дачи консультаций. Эти же пра­ва предоставляются защитнику, в качестве которого выступает адвокат, подп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№ 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ской Федерации».

Согласно ч. 4 ст.

271 УПК РФ суд теперь не вправе отказать лю­бой из сторон в удовлетворении ходатайства о допросе в судеб­ном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе этой стороны, что, по нашему мнению, являет­ся залогом начала реальной состязательности сведущих лиц в суде по уголовным делам.

Конечно, это всего лишь полумера на пути к реальной состязательности экспертов. Но здесь хотя бы косвенно признается, что оценка выводов судебной экспер­тизы с точки зрения научной обоснованности, достоверности и достаточности представляет слишком сложную задачу для след­ствия и суда.

К сожалению, судебная практика использования этой статьи (с 1 июля 2002 г.)  показывает ее уязвимость. Многие судьи категорически не хотят признавать специалиста­ми сотрудников негосударственных экспертных учреждений и частных экспертов и отказывают в их вызове.

У специалистов, вызываемых по инициативе защиты, требуют множество под­тверждений их компетентности, тогда как у специалистов со стороны обвинения, независимо от того, являются ли они со­трудниками государственных экспертных учреждений, никаких подтверждений компетентности не требуют.

По смыслу закона решение, обладает ли лицо специальны­ми знаниями, должно приниматься стороной, вызвавшей спе­циалиста для допроса. Суд может не согласиться с высказанной им точкой зрения, но не вправе отклонить саму возможность допроса этого лица. Очевидно, что эта норма закона нуждается в уточнении.

Источник: http://www.xn--80ardigabcdhfln3m.xn--p1ai/2011/04/08/dopros-eksperta-uchastie-v-nem-specialista.html

О допросе эксперта в суде

Допрос эксперта в гражданском процессе
Гришин Александр Владимирович — старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права Центрального филиала ФГОУВО «Российский государственный университет правосудия», адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов.

О допросе эксперта в суде

В ходе судебного разбирательства у участников процесса возникают вопросы, касающиеся порядка применения правовых норм, регламентирующих проведение допроса эксперта в суде. Судебная практика показывает, что указанные положения уголовно-процессуального законодательства требуют тщательного анализа, с целью выработки единого подхода к их содержанию. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения (ч. 1 ст. 282 УПК РФ). В двух других частях указанной статьи УПК РФ законодатель отметил: «После оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза. При необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон».

Сопоставление указанного положения с содержанием ч.1 ст.

205 УПК РФ, показывает, что полномочия следователя шире полномочий суда, поскольку следователь может вызвать для допроса эксперта, давшего заключение не только в ходе предварительного расследования, но и при проверке сообщения о преступлении: «Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения».

Судья же, исходя из буквального толкования содержания ч.1 ст.282 УПК РФ не вправе, ни по своей инициативе, ни по инициативе сторон, вызвать для допроса не только эксперта, давшего заключение до возбуждения уголовного дела, но и даже в том случае, если эксперт произвёл экспертизу непосредственно на стадии судебного разбирательства по поручению суда!

Положения ч.1 ст. 144 УПК РФ предусматривают возможность назначения судебной экспертизы при проверке сообщения о преступлении. Согласно части 1.2 ст. 144 УПК РФ, полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 УПК РФ.

Согласно положению статьи 19 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»:«Основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления. Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта». Постановлением является решение руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления (п. 25 ст. 5 УПК РФ). Вынесение постановления о назначении судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела законом не предусмотрено. Следовательно, на стадии проверки сообщения о преступлении судебная экспертиза производится на основании направления лица, назначившего экспертизу, а не на основании постановления. В Заключении эксперта должны указываться сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения (п. 5 ч.1 ст. 204 УПК РФ). Эксперт не несёт уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, данного по результатам экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела (при проверке сообщения о преступлении), поскольку уголовная ответственность предусмотрена за заведомо ложное заключение эксперта в суде либо при производстве предварительного расследования (ч. 1 ст. 307 УК РФ). Отсюда следует, что эксперт не может быть предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения на стадии проверки сообщения о преступлении. Следовательно, судебная экспертиза до возбуждения уголовного дела, производится экспертом, который не несет ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Поскольку, вызванный в суд эксперт, давший заключение до возбуждения уголовного дела, не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, то само Заключение эксперта не отвечает требованиям к этому виду доказательства, предусмотренным статьёй 204 УПК РФ; не может использоваться в качестве доказательства, предусмотренного статьёй 80 УПК РФ. Тем не менее, экспертное заключение возможно использовать в доказывание в качестве иных документов (ст. 84 УПК РФ). Эксперт при этом, может быть допрошен в суде в качестве свидетеля!

Явившемуся в суд эксперту, в соответствии с требованиями ст. 269 УПК РФ, председательствующий разъясняет его права и ответственность, предусмотренные статьей 57 УПК РФ. При этом, эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Пункт 4 части 4 статьи 57 УПК РФ запрещает эксперту давать заведомо ложное заключение.

Анализ правовых норм ст. 57 и ст. 269 УПК РФ показывает, что в указанных статьях не предусмотрена обязанность суда разъяснять эксперту его ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Однако, необходимость соблюдения требований охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, предусмотренная ч. 1 ст. 11 УПК РФ, обязывает суд разъяснять эксперту его права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Следовательно, несмотря на то, что статья 282 УПК РФ не предусматривает вызова в суд эксперта, давшего заключение на стадии судебного разбирательства, положения уголовно-процессуального законодательства допускают возможность допроса эксперта в суде. Действующее законодательство предусматривает возможность отказа эксперта от дачи заключения. Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК РФ).

Статья 16 Федерального закона от 31 мая 2001 г.

N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» предусматривает обязанность эксперта составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

В тех случаях, когда эксперт отказался от дачи заключения, отсутствуют основания вызова его для допроса в суде.

Ситуация, складывающаяся к моменту допроса эксперта в суде, коренным образом отличается от ситуации при допросе эксперта на стадии предварительного расследования. С получением обвинительного заключения и возможностью подробного изучения материалов дела, сторона защиты восполняет существовавший пробел в информации о доказательствах, ранее известной лишь следователю. Таким образом, в суде стороны располагают почти одинаковыми сведениями об обстоятельствах дела. Уточнение «почти» связано с невозможностью стороны защиты до суда ознакомиться с некоторыми материалами, хранящимися при деле (ст. 217 УПК РФ). Заявляя ходатайство о вызове эксперта для допроса в суде, каждая из сторон преследует свои цели. Сторона обвинения пытается устранить пробелы, допущенные при назначении и производстве экспертизы; доказать обоснованность и достоверность заключения эксперта, и, заодно, получить ещё одно доказательство – показания эксперта. Тем не менее, вызов эксперта в суд для неё является нежелательным, поскольку сопровождается вполне реальным тактическим риском, связанным с прогнозируемым поведением стороны защиты, участвующей в перекрестном допросе. Сторона защиты, наоборот, стремится к тому, чтобы выявить изъяны данного экспертного заключения и, в последующем, исключить его из числа доказательств. Используя фактор внезапности при постановке вопросов перед экспертом, и заручившись устраиваемыми её показаниями специалиста, сторона защиты вполне может поставить под сомнение обоснованность сделанных экспертом выводов. Было бы наивным полагать, что стороны стремятся допросить эксперта исключительно с целью установления объективной истины. Данное утверждение вытекает из положений криминалистической тактики, которая, в своём родовом понятии, представляет ни что иное, как искусство подготовки и ведения боя (в рассматриваемом случае: при осуществлении противоборства сторон в уголовном процессе). Следовательно, криминалистическая тактика, предполагает использование сторонами всего имеющегося у них арсенала средств, приёмов и методов для достижения стоящих перед ними целей. В обязанность же суда, стоящего «над схваткой», входит обеспечение права участников на равные условия доказывания; соблюдение, при осуществлении правосудия, принципов уголовного судопроизводства, в том числе – принципа состязательности сторон (ст.15 УПК РФ). Цель суда, при инициировании вызова эксперта для допроса, отличается от целей сторон и заключается всего лишь в получении разъяснений и дополнений по данному экспертному заключению, необходимых для проверки и оценки этого доказательства. Вместе с тем, в состязательном процессе по УПК РФ суд не является пассивным наблюдателем за представлением суду доказательств сторонами исследованием и их исследованием. Суд, реализуя предоставленные ему права и выполняя возложенные на него функции, принимает меры к исследованию обстоятельств, имеющих значение для дела и судебного решения, и должен объективно относиться к ходатайствам сторон об исследовании доказательств, представленных суду.

Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой закрепленные Конституцией Российской Федерации право каждого обращаться в государственные органы (статья 33) и защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), предполагают не только право подать в государственный орган или должностному лицу соответствующее ходатайство, но и право получить на свое обращение адекватный ответ; в случае отказа в удовлетворении ходатайства такое решение, в силу требований части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, что не предполагает его произвольности; иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав. Данная правовая позиция в полной мере распространяется на обязанность суда рассмотреть по существу ходатайство о вызове для допроса в суд эксперта, давшего заключение на стадии предварительного расследования (Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О «По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей статьи 124, статей 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Отсюда следует, что при рассмотрении ходатайства о вызове эксперта для допроса в суде, судья должен убедиться лишь в существовании формальных оснований для данного процессуального действия.

В тех случаях, когда суд по собственной инициативе вызвал для допроса эксперта, давшего заключение в ходе судебного разбирательства по экспертизе, назначенной по инициативе суда, для разъяснения или дополнения данного им заключения, суд, руководствуясь принципом состязательности сторон в уголовном судопроизводстве (ст. 15 УПК РФ), равенством прав сторон (ст.

244 УПК РФ), вправе выяснить мнение сторон по данному вопросу. В случае если стороны оставляют разрешение этого вопроса на усмотрение суда, то суд должен предоставить право первой задавать вопросы эксперту стороне обвинения, а затем стороне защиты и только после них сам вправе задавать вопросы эксперту (Федотов И.

Инициатива суда или судейская инициатива в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2013. № 1.С. 119 – 127).

Задавать вопросы эксперту могут и иные участники уголовного судопроизводства, не являющиеся сторонами по делу: свидетель, переводчик, специалист, понятой, другой эксперт.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, что предоставление гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод в уголовном судопроизводстве должно быть обусловлено фактическим положением лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав (Определение Конституционного Суда РФ от 16.12.

2008 N 1036-О-П «По жалобе гражданина Байкова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 части четвертой статьи 56, частью первой статьи 81, пунктом 2 части второй статьи 82, статьями 119 и 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Источник: https://pravorub.ru/articles/44052.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.