Экспертиза как недопустимое доказательство в гражданском процессе

Когда заключение эксперта можно признать недопустимым доказательством

Экспертиза как недопустимое доказательство в гражданском процессе

Я собрала для вас перечень ситуаций, когда заключение эксперта-лингвиста, привлечённого по делу, следует обжаловать и исключить из списка доказательств. Для этого необходимо установить, что с экспертизой были связаны грубые нарушения закона или научных принципов, которые считаются основой экспертности как таковой.

Итак, заключение может быть обжаловано и признано недопустимым, если: 

1.     Эксперт не имеет специального образования, соответствующего профилю экспертизы, либо не закончил образование (например, это студент либо лицо, отчисленное из вуза).

2.     Выяснилось, что эксперт дал заведомо ложное заключение.

3.     Эксперт допустил процессуальные ошибки:

— самовольно присвоил себе статус эксперта, являясь при этом только специалистом по делу.

В чём разница: эксперта назначает суд или следователь именно в качестве эксперта для производства экспертизы (эксперт — это прежде всего процессуальный статус; разумеется, он может совпадать с должностью человека по трудовой книжке, но не обязательно), а специалиста привлекают в досудебном порядке или для кратких разъяснений в суде (без производства полноценной экспертизы);

— сам собирал материалы по делу (это запрещено: см., например, ст. 85 ГПК РФ, ст. 57 УПК),

— своевольно без веских причин переформулировал вопросы и ответил на них вместо ответов на прописанные в постановлении/определении о назначении экспертизы. В некоторых случаях эксперту можно переформулировать вопросы (о этом я писала здесь), но на это должны быть серьёзные основания;

— в процессе производства экспертизы взаимодействовал с кем-либо, кроме судьи/следователя (например, с ответчиком или его адвокатом) или заказчика по делу (если экспертиза выполняется в досудебном порядке), обсуждал с этими лицами ход исследования, согласился добавить или исключить какие-либо моменты, поддавшись уговорам (см. опять же ст. 85 ГПК, ст. 57 УПК);

— допустил конфликт интересов, то есть находился в родственной, профессиональной или иной зависимости от заказчика экспертизы, судьи или участвующих в деле сторон. В этом случае эксперт обязан был заявить самоотвод (ст. 18 ГПК, ст. 80 УПК, ст. 21, 23 АПК).

4.     Процессуальные ошибки допущены при назначении экспертизы:

— эксперта не предупреждали об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, и в заключении нет его подписки об этом,

— стороны, в особенности ответчик или обвиняемый (если уже заведено уголовное дело), не были уведомлены о назначении экспертизы, не ознакомлены с постановлением о её назначении, лишены возможности поставить свои вопросы эксперту или предложить эксперта/экспертное учреждение,

— экспертиза назначена в неэкспертное учреждение (например, вуз), для которого экспертная деятельность непрофильная. В таких случаях экспертиза должна назначаться лично эксперту с указанием его фамилии в постановлении,

— экспертиза назначена лично эксперту-сотруднику вуза или иного учреждения (даже экспертного), но его подпись заверена печатью вуза или иного учреждения. В этом случае подписи либо вообще не заверяются печатями, либо эксперт ставит свою печать как ИП, если он является предпринимателем.

5.     Эксперт ошибся в выводах, дал противоречивое заключение, допустил сущностные ошибки в процессе исследования. В этом случае лучше назначить повторную экспертизу другому эксперту или заказать рецензию на некачественное заключение.

6.     В заключении отсутствуют необходимые части (исследовательская часть, полные сведения об эксперте, место и время производства экспертизы). Всё это тоже может выявить качественная рецензия.

7.

     Эксперт непрофессионален (подменяет анализ пересказом или вольным рассуждением на заданную тему; вместо исследования излагает своё личное мнение; ссылается на Википедию, блоги и форумы вместо словарей и научных источников; применяет не принятые в науке термины; не использует классические методики (методика не указана вообще или указана малоизвестная методика, например, написанная лично экспертом); использует нерелеватные методы; ссылается на утратившие силу законы или несвежую научную литературу и словари (например, 1980-х годов издания); обильны орфографические и грамматические ошибки, опечатки). В этом случае лучше заказать рецензию на заключение у пользующегося авторитетом специалиста и ходатайствовать о приобщении её к делу.

8.     Подпись эксперта присутствует не на всех листах заключения или не заверена печатью экспертного учреждения (при назначении экспертизы в экспертное учреждение).

9.     Эксперт допустил плагиат (дословно скопировал важные части заключения у других экспертов по другим делам).

Или автоплагиат: вся исследовательская часть (или её значимые части) и выводы дословно заимствованы из более ранних заключений этого же эксперта без учёта специфики именно той конкретной языковой и речевой ситуации, которая выносилась на данное конкретное исследование.

Обе эти ситуации говорят о формальном подходе к исследованию и заставляют сомневаться в компетентности эксперта. Правда, не торопитесь всегда обвинять эксперта в автоплагиате: нормально, если он использует в своих заключениях одни и те же определения или общие положения (например, о том, что такое утверждение о фактах и как его отграничить от мнений и предположений).

10.            Эксперт вышел за пределы своей компетенции: отвечал на вопросы, требующие юридической, психологической, религиоведческой или иной квалификации.

11.            Сравнительные образцы, которые использовал эксперт (например, для автороведческой экспертизы), слишком старые и не отражают актуальный речемыслительный навык лица.

12.            Объекты для экспертизы были непригодны или лишь частично пригодны для исследования, либо объекты были неполны.

Например, на исследование были предоставлены только цитаты, а не полный текст, или отдельные участки текста не прочитывались (слишком мелкий шрифт, ксерокопия плохого качества, следы от дырокола или оттисков печатей, прикрывающие слова или фразы, и т.п.).

Такие погрешности всегда ведут к искажённым выводам. Но эксперт всё равно исследовал эти объекты, что негативно повлияло на ход рассуждений и выводы.

13.            Доказан факт получения экспертом взятки за выводы, выгодные одной из сторон.

14.            Эксперт ранее привлекался к уголовной либо гражданской ответственности за преступления, бросающие тень на его профессиональную компетентность (взятка, дача заведомо ложного заключения, фальсификация документов об образовании, плагиат при написании научных работ, покупка учёной степени и т.п.).

15.            Доказано наличие у эксперта заболеваний, влияющих на его профессиональную состоятельность (психические заболевания, склероз, болезнь Альцгеймера и проч.), а также на физические характеристики, существенные для исследовательской работы (например, слепота).

16.            Доказано, что эксперт давал заключение под давлением (например, при угрозе жизни и здоровью его или его близких).

Возможно, перечень ещё будет дополнен, но здесь уже перечислены основные и самые частые основания для того, чтобы не рассматривать заключение эксперта как доказательство по делу и подумать о назначении повторной экспертизы.

Анастасия АКИНИНА.

Сайт «ЛингЭксперт» полезен Вам? Советую сохранить мои контакты и подписаться на рассылку (форма в крайней левой колонке сразу под меню).

Источник: https://akinina-lingexpert.ru/kogda-zaklyuchenie-experta-mozhno-priznat-nedopustimym-dokazatelstvom/

Основания признания недопустимыми заключений эксперта

Экспертиза как недопустимое доказательство в гражданском процессе

 Правовую основу института судебной экспертизы составляют нормы Уголовно-процессуального, Гражданского процессуального, Арбитражно- процессуального кодексов, нормы Кодекса РФ об административных правонарушениях, регламентирующие вопросы подготовки, назначения, формальную сторону производства экспертизы и использования экспертных исследований и, конечно, Федеральный закон от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
Согласно п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ заключение и показания эксперта являются самостоятельным источником доказательств.

Для заключения эксперта как вида доказательств существенны следую­щие моменты: основанием для производства судебной экспертизы является постановление органа дознания, предварительного следствия, прокурора или суда[1]; появляется в деле в результате исследования; исходит от лица, обладающего определенными специальными познаниями, без использования которых было бы невозможно само исследование; дается с соблюдением специально установлен­ного процессуального порядка; опирается на собранные по делу доказательства[2].

Заключение эксперта отличается от других видов доказательств тем, что производит и оформляет результаты процессуального действия не орган дозна­ния, следователь, прокурор, суд, а иной субъект — эксперт, лицо обладающее специальными знаниями и назначенное в установленном уголовно-процес­суальным законодательством порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Заключение эксперта оценивается по общим положениям, сформулиро­ванным в ст. 17 УПК РФ: судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле дока­зательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

При этом никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Заключение эксперта, как и любое другое доказательство, подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

То обстоятельство, что заключение эксперта основано на специальных познаниях, не создает этому источнику доказательств каких-либо преимуществ перед другими и не освобождает следователя или суд от обязанности провести оценку содержания заключения[3].

Несмотря на то, что нормы, регулирующие вопросы назначения и производства экспертизы, достаточно четко прописаны в УПК РФ и других законах, некоторыми лицами, проводящими предварительное расследование или экспертизу, допускаются различного рода нарушения, ограничивающие права и свободы граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Результатом таких нарушений является признание доказательств недопустимыми и исклю­чение их из процесса доказывания.

Рассмотрим подробнее критерии оценки заключения эксперта с точки зре­ния допустимости данного доказательства.

1. Соблюдение процессуального порядка назначения и производства экспертизы. Так, заключение эксперта может быть составлено только после вынесения постановления или определения соответствующего лица или ор­гана о назначении экспертизы.

Пленум Верховного Суда СССР в своем поста­новлении № 1 от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» в п. 8 указал на недопустимость замены определения о назначении экспертизы другими документами, не предусмотренными законом (сопроводительным письмом, списком вопросов эксперту и т.

п.). В случае, когда необходимо для проведения экспертизы поместить подозреваемого, обвиняемого, не находяще­гося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар, требуется еще и санкция суда.

При назначении судебной экспертизы следователь обязан ознакомить с постановлением о назначении экспертизы подозреваемого, обвиняемого и его защитника, о чем составляется протокол.

В новом УПК РФ потерпевшему и свидетелю также предоставлено право знакомиться с постановлением о назна­чении судебной экспертизы. Кроме того, указанным лицам, в отношении которых производилась судебная экспертиза, должны быть разъяснены права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

2. Соответствие лица, производившего судебную экспертизу, требова­ниям, предъявляемым в законе к эксперту. Прежде всего эксперт должен быть компетентным в вопросах, требующих специальных знаний, а также незаинтересованным лицом.

Необходимо проверить, не подлежит ли эксперт отводу по обстоятельствам, предусмотренным ст. 61 либо ч. 2 ст. 70 УПК РФ. Эксперт должен быть предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ.

Методы исследований, на основании которых эксперт дает заключение, определяются самим экспертом с учетом их научной обоснованности и апробации в соответствии с ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а также нормативными актами, регла­ментирующими производство сложных видов экспертиз[4].
3. Правильность оформления заключения эксперта в соответствии со ст. 204 УПК РФ.

4. Процессуальная доброкачественность объектов экспертного исследо­вания, образцов для сравнительного исследования и материалов дела, предо­ставляемых эксперту. Объекты и образцы должны быть получены законным путем, например, изъяты в ходе следственного действия (осмотра, обыска, выем­ки, освидетельствования) либо представлены участниками процесса или посторонними лицами.

Объекты должны быть представлены на исследование упакованными. Не могут иметь доказательственного значения заключения, в основе которых лежат факты и положения, не соответствующие или противореча­щие действительности, неполные материалы уголовного дела, не относящиеся к предмету экспертизы объекты экспертного исследования или объекты, непри­годные для экспертного исследования.

В случае несоблюдения одного из вышеуказанных критериев заключе­ние эксперта признается недопустимым доказательством и исключается из процесса доказывания.

Однако не всякое нарушение закона влечет недопустимость заключе­ния эксперта как судебного доказательства. При оценке допустимости заключения необходимо оценить последствия допущенных нарушений, а также возможность и способы их устранения.

Нарушения, не ограничивающие права участников процесса и легко устранимые в дальнейшем разбирательстве путем допроса эксперта, могут считаться несущественными.

К существенным нарушениям, влекущим недопустимость заключения эксперта, можно отнести, например, самостоятельное собирание экспертом материалов для экспертизы, неразъясне­ние эксперту его прав и обязанностей, предусмотренных ст. 57 УПК РФ, и др.

Существенные нарушения подрывают доверие к заключению эксперта и ставят его под сомнение. В этих ситуациях заключение эксперта признается недопус­тимым и назначается повторная экспертиза.

В результате вышеизложенного можно сделать вывод, что заключение эксперта должно быть признано недопустимым доказательством, если:

  • нарушен процессуальный порядок назначения и производства экспертизы;
  • нарушен процессуальный порядок направления материалов на экспер­тизу, в результате чего были подвергнуты исследованию ненадлежащие объекты;
  • подозреваемый, обвиняемый и его защитник, а также потерпевший и свидетель не были ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы;
  • подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему не были разъяснены права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ;
  • после проведения экспертизы подозреваемый, обвиняемый и его защитник, а также протерпевший и свидетель не были ознакомлены с заключе­нием эксперта;
  • экспертиза проведена лицом, которое подлежало отводу;
  • установлена некомпетентность эксперта;
  • в заключении отсутствуют атрибуты, предусмотренные законом (ч. 1 ст. 204 УПК РФ);
  • заключение эксперта выходит за пределы его специальных знаний;
  • заключение эксперта не обосновано и вызывает сомнение;
  • экспертом самостоятельно производилось собирание материалов для экспертизы;
  • эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо лож­ного заключения;
  • объекты и образцы для сравнительного исследования получены с нарушением закона или достоверность их происхождения вызывает сомнение.

Ситникова Т. Ю.
адъюнкт Саратовского юридического института МВД России.

  1. ↑Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 2004 г. № 145 // Собра­ние законодательства Российской Федерации. 2004. № 27. Ст. 2805.
  2. ↑См.: Винберг А.И. Заключение эксперта // Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 700.
  3. ↑См.: Карнеева Л.М. Особенности оценки источников доказательств // Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе. М., 1984. С. 43.
  4. ↑См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 9; Правила судебно-медицинской экспертизы трупа, Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью — приложения 1, 2 к приказу Минздрава России от 10 де­кабря 1996 г № 407; Положение о производстве судебно-психиатрической экспертизы в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 20 февраля 1997 г.

Источник: https://kriminalisty.ru/stati-osnovanija-priznanija-nedopustimymi-zakl/

О процессуальном статусе внесудебных заключений экспертов

Экспертиза как недопустимое доказательство в гражданском процессе

В практике разрешения судебных споров встречаются случаи, когда участвующие в деле лица представляют в качестве доказательств подготовленные по их инициативе и без участия суда заключения экспертов – отчеты об исследовании по заданным вопросам с выводами лиц, обладающих специальными знаниями в соответствующей области (строительства, товароведения, машиностроения и др.).

В зависимости от стоящих перед каждой из сторон задач экспертные заключения могут использоваться в целях подкрепления иных доказательств мнением сведущих людей или доказывания отдельных обстоятельств по делу (объемов и качества выполненных работ, свойств предметов и т.п.). Также стороны могут представить экспертное заключение как альтернативу уже назначенной или проведенной судебной экспертизе.

Однако правовой статус подобного рода документов не имеет четкого определения в законодательных актах, а в литературе и практике вызывает споры в части своей юридической природы и значения для разрешения спора.

Некоторые точки зрения ученых о статусе внесудебной экспертизы

Так, О.Г. Дьяконова считает, что в арбитражном процессе, как и в других видах судопроизводства, доказательственное значение имеет только заключение эксперта, назначенное по определению суда.

Иные, полученные в непроцессуальном порядке, заключения статусом экспертного, по мысли законодателя, не обладают, хотя фактически таковыми и являются.

Они могут быть представлены в качестве письменных доказательств или иных документов.

По мнению И.В. Заболоцкой, суд может рассматривать представленное стороной заключение как экспертное или назначить экспертизу в качестве процессуального действия. Если представленное заключение имеет расхождения с заключением эксперта, полученным в соответствии с определением суда, оно может служить основанием для назначения судом дополнительной или повторной экспертизы.

А.Е. Галинская предлагает рассматривать представленное по инициативе стороны заключение в качестве письменного доказательства.

В то же время, по мнению Т.В.

Сахновой, использование результатов внесудебных экспертиз в качестве письменных доказательств является юридически некорректным: имеет место аналогия доказательств, что само по себе недопустимо.

Более того, «отождествление результатов несудебной экспертизы с письменным доказательством не решает проблемы; это лишь способ допустить использование в процессе такого источника доказательственной информации».

Что сказано о заключении эксперта в законодательстве?

Заключению эксперта посвящены имеющие одинаковый номер (86) статьи Арбитражного и Гражданского процессуальных кодексов РФ. В них экспертное заключение – это письменный документ, содержащий описание проведенного экспертом исследования, использованных методик, а также ответы и выводы по поставленным вопросам и ряд обязательных данных и реквизитов.

Согласно ч. 3 ст. 86 АПК РФ, заключение эксперта оглашается в судебном заседании и исследуется наряду с другими доказательствами по делу. А, согласно ч. 3 ст.

86 ГПК, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается им по правилам, установленным в ст.

67 ГПК РФ (в соответствии с общими правилами оценки доказательств по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств).

Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

О том, что заключение экспертизы – это только результат экспертизы, проведенной по определению суда, ни АПК, ни ГПК РФ напрямую не говорят. Однако из системного толкования одноименных ст.

86 и предшествующих им норм, определяющих условия, порядок назначения и виды экспертиз в арбитражном или гражданском процессе, можно сделать вывод, что закон имеет в виду именно заключение экспертизы, проведенной в процессе рассмотрения спора и с ведома государственного суда.

Об экспертизах, проведенных по инициативе самих сторон, процессуальные Кодексы умалчивают, но и не запрещают участвующим в деле лицам добавлять их заключения к материалам дела и рассматривать в качестве доказательств по делу. Более того, ст. 89 АПК РФ предусматривает в качестве доказательств также иные документы и материалы.

С учетом имеющейся законодательной неопределенности неясно, какие требования предъявляются к такого рода экспертным заключениям.

Например, в ст. 86 АПК РФ подробно изложен ряд реквизитов и данных, которые должны содержаться в экспертном заключении и при отсутствии которых оно может быть признано недостоверным доказательством.

В то же время к иным документам и материалам АПК РФ в ст.

89 предъявляет только одно требование: они принимаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

В отличие от АПК ГПК РФ не предусматривает в качестве доказательств иные документы и материалы. В такой ситуации можно говорить о недопустимости иного рода доказательств, кроме тех, что прямо предусмотрены процессуальным законом – публичной отраслью законодательства, строящейся по принципу «разрешено только то, что не запрещено».

А как суды относятся к внесудебным экспертным заключениям?

В судебной практике тоже нет однозначного взгляда на процессуальный статус подобного рода экспертных заключений.

Пример из судебной практики:

В Постановлении от 19.10.2012 по делу N А56-69578/2012 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа указал, что «поскольку данные заключения [подготовленные стороной спора] не являются заключениями эксперта в смысле ст. 86 АПК РФ, апелляционный суд оценил данные документы как письменные доказательства по правилам ст.

71 и 75 названного Кодекса наряду с другими доказательствами». В другом деле, где рассматривался налоговый спор, ФАС Дальневосточного округа указал, что «справка Управления внутренних дел по Амурской области экспертно-криминалистического центра об исследовании не является экспертным заключением по смыслу ст.

86 АПК РФ, и суды правомерно оценили его наряду с другими письменными доказательствами».

Имеются случаи, когда суды рассматривали полученное до судебного разбирательства заключение в качестве экспертного в смысле ст. 86 АПК РФ и Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Пример из судебной практики

Источник: https://Ceur.ru/library/articles/sudebnaja_jekspertiza/item196494/

Когда экспертиза – иное доказательство

Экспертиза как недопустимое доказательство в гражданском процессе

Если эксперт не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, является ли это основанием для признания его заключения недопустимым доказательством?

Сбор доказательств

Вгражданском судопроизводстве истец должен доказывать свои аргументы иправильность заявленных требований. Для доказательства доводов часто прибегаютк услугам специалиста или эксперта, которые разрешают специфические вопросы идают оценку или разъяснение исходя из профессиональных знаний.

Результатыподобных работ оформляют в виде заключения специалиста или заключения эксперта.От формы выполнения, оформления и содержания заключений зависит степень напряженностиборьбы в судебном процессе.

Форму оформления результатов исследования нужнообговорить со специалистом или экспертом еще до назначения исследования.  

Экспертиза признана недопустимой судом

Когдадля приобщения в качестве доказательства сторона предоставляет суду заключениеэксперта или заключение специалиста, то иногда председательствующий отказываетв его приобщении, мотивируя тем, что оно не может быть принято в качестведопустимого доказательства, так как перед началом производства исследования экспертили специалист не был предупреждён об уголовной ответственности по ч.1 ст.307УК РФ за дачу заведомо ложного заключения. От таких событий у малознакомого ссудебным процессом гражданина опускаются руки, ведь он потратил не мало денегдля проведения исследования, а тут в одно мгновение весь результат, всестарания приравняли к нулю и даже не стали приобщать заключение к материаламдела в качестве доказательства. Ожидания превращаются в крах, поэтому, чтобыизбежать этого, надо заблаговременно предвидеть варианты событий в суде изаранее нужно обговорить об условиях проведения исследования и оформлениязаключения со специалистом или экспертом.

Оценка доказательств

Судоценивает достоверность, относимость и допустимость каждого доказательства в отдельности,так и в совокупности. В качестве доказательства принимаются только тедоказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст.59ГПК РФ).

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению,основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственномисследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеютдля суда заранее установленной силы.

Результаты оценки доказательств суд обязанотразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательстваприняты во внимание для принятия решения, почему другие доказательства отвергнутысудом.

Также в решении суд должен указать, почему одним доказательствам отданопредпочтение, а другим нет.

Еслиэксперт не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложногозаключения, является ли это основанием для признания его заключения недопустимым доказательством?

Первый вариант

Если экспертиза проведена по постановлению суда, то следует исходитьиз того, что суд увидел необходимость её проведения и решил выяснить уэкспертов интересующие для правильного вынесения решения вопросы. Если в такомзаключении эксперта нет отметки о предупреждении эксперта об уголовнойответственности по ч.1 ст.

307 УК РФ и суд считает оформленное заключениеэксперта недопустимым, то, выходит, исследование не проведено, соответственно,не выяснены вопросы, имеющие важное значение для суда, изложенные впостановлении о назначении судебной экспертизы.

Тогда, получается, следующимшагом суд снова должен назначить ту же экспертизу заново.

Дополнительная экспертиза  

Вслучаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд можетназначить дополнительную экспертизу. Её проведение можно поручить тому же экспертуили другому.

Повторная экспертиза

Еслиимеются сомнения в правильности или обоснованности ранее данного заключения иимеются противоречия в заключениях нескольких экспертов, то суд может назначитьпо тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другомуэксперту или другим экспертам.

Второй вариант

Исследование экспертом проведено вне рамках судебного процесса и,действительно, эксперт не предупреждался об уголовной ответственности за дачузаведомо ложного заключения, предусмотренной ч.1 ст.

307 УК РФ, и  заключение было составлено не на основе определения суда оназначении экспертизы, а по заказу одной из сторон. По форме составления такоезаключение в соответствии со ст.

86 ГПК РФ не может считаться заключениемэксперта.

Источник: https://alexlev.ru/blog/880-kogda-ekspertiza-inoe-dokazatelstvo.html

Оценка судом заключения эксперта в гражданском судопроизводстве

Экспертиза как недопустимое доказательство в гражданском процессе

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов (ст. 55 ГПК РФ).

Заключение эксперта (экспертов) как средство доказывания формируется в результате исследования отдельных фактических обстоятельств дела лицами, обладающими специальными позна­ниями в области науки, искусства, техники, ремесла.

В законе не раскрывается содержание понятия “специальные знания”, которыми должен обладать эксперт. Под специальными обычно понимаются знания, не являющиеся общеизвестными, общедоступными, т.е. профессиональные знания, которыми владеет относительно небольшой круг специалистов. 

Заключение эксперта – вывод эксперта, сделанный по результатам проведённого исследования, содержащийся в письменном документе установленной законом формы.

Сам эксперт является источником доказательства, а судебным доказательством выступает содержащаяся в заключении эксперта информация об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Специфика оценки судом письменного заключения эксперта кроется в двояком характере как содержания, так и формы данного доказательства.

Заключение эксперта есть единство фактических данных (вывода эксперта) и формы их выражения вовне (соответствие заключения требованиям процессуального закона). При этом и форма, и содержание одинаково важны при определении доказательственной силы заключения эксперта.[2]

Таким образом, процессуальный порядок получения заключения эксперта как доказательства играет важную роль. Отсутствие определения суда о проведении экспертизы, которое суд выносит в порядке и по форме, указанным в ст.

80 ГПК РФ, может привести к признанию недопустимым доказательством предъявленного сторонами результата экспертизы, даже если выводы эксперта соответствуют действительности и основаны на реальных фактах, способных повлиять на разрешение дела по существу.

Недопустимо указывать в определении о назначении судебной экспертизы не ее наименование, а ожидаемые результаты ее проведения. Нельзя сказать, что это частая ошибка, но она имеет место быть. Неверное наименование экспертизы в определении о ее назначении является следствием плохой осведомленности судей о классификации судебных экспертиз.

В результате неверного указания наименования экспертизы складывается ситуация, в которой экспертная организация вынуждена возвращать суду определение о назначении экспертизы без исполнения, поскольку поставленные в нем вопросы не могут быть разрешены в результате проведения такой экспертизы. Подобная переписка между судом и экспертной организацией неоправданно затягивает разрешение судебного спора.

Отдельно хотелось указать на недопустимость постановки перед экспертом вопросов правового характера, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть предметом исследования экспертных организаций, а являются неотъемлемой компетенцией суда(например, вопросы о дееспособности гражданина, а не о характере его заболевания). 

Чаще всего такие ошибки совершаются при назначении экспертизы по делам, связанным с возмещением вреда в результате дорожно-транспортного происшествия.

В качестве примера данной ошибки можно привести поставленный перед экспертом вопрос о том, какие нормы Постановления Правительства РФ от 23.10.

1993 № 1090 «О Правилах дорожного движения» были нарушены стороной по делу, если эти нарушения имели место.[3]

Согласно ч. 3 ст.

79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, длявыяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Этот вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы с учетом имеющихся в деле доказательств в их совокупности.Верховный Суд РФ предлагает широко применять данное правило, направленное против недобросовестного поведения отдельных участников процесса.

В качестве примера применения этой нормы можно привести ситуацию, когда лицо уклоняется от проведения молекулярно-генетической экспертизы, направленной на установление отцовства. В этом случае судам следует признавать факт отцовства установленным.

Верховный Суд РФ отметил, что в такой ситуации надлежит учитывать положения ст.

49 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ)[4], предписывающие устанавливать отцовство с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица.[5]

На оценку содержания заключения эксперта несомненно влияет так называемый «Эффект ореола». Данный фактор, наличие которого отмечали исследователи оценки доказательств[6], не может не влиять на судей при оценке любых доказательств, непосредственно связанных с личными качествами предоставляющих их субъектов.

Действительно, профессионализм и надежность эксперта  могут быть обусловлены многими причинами (место работы и опыт эксперта, порядок и форма изложения выводов в заключении, его внешний вид и манера изложения мыслей относительно объекта экспертизы).

Эффект ореола может оказать сильное психологическое влияние на формирование внутреннего убеждения судьи.

Также сложности могут возникнуть ввиду невозможности оценки правильности и достоверности используемых в процессе экспертизы методик исследования. Так, Т.В. Сахнова отмечает, что проверка достоверности заключения эксперта предполагает логический анализ всех его составных частей и оценку соответствия выводов эксперта под углом надежности примененных экспертом методик.

Для оценки выводов эксперта и достоверности обстоятельств дела судья будет использовать внутреннее убеждение в качестве универсального метода оценки любых доказательств.

Проверка обоснованности методик проведения экспертизы  не является задачей суда, но является профессиональной обязанностью самого эксперта, предупрежденного о предусмотренной законом ответственности за дачу заведомо ложного заключения.[7] В случае возникновения у суда сомнений относительно достоверности подтвержденного выводами эксперта факта возможно проведение повторной экспертизы. При этом повторная экспертиза не должна пониматься как способ проверки первоначально проведенной экспертизы, а выступать в качестве самостоятельного доказательства.

Различают следующие виды заключений эксперта: 1) категори­ческое (положительное или отрицательное заключение); 2) ве­роятное заключение; 3) заключение эксперта о невозможности ответить на поставленный вопрос при представленных исходных данных.

Сведения о фактах, содержащиеся в категорическом выводе эксперта, являются прямым доказательством, которое, будучи признанным судом относимым, допустимым и достоверным, мо­жет быть положено в основу судебного решения. Среди ученых-процессуалистов нет единого мнения о том, имеет ли доказатель­ственное значение вероятный вывод эксперта.[8]

Наиболее адекватным представляются суждения о вероятном заключении как косвенном доказательстве. Из такого заключения с одинаковой степенью вероятности можно сделать, как минимум, два вывода. Не вызывает сомнения то, что на неоднозначных све­дениях о фактах, т.е. одном косвенном доказательстве, решение суда основываться не может.

Между тем одно из правил доказывания — оценка всех доказательств в совокупности. При оценке нескольких косвенных доказательств в совокупности или в сочета­нии с прямыми доказательствами, можно получить достоверные знания о действительных обстоятельствах дела.

Поэтому полностью исключать из процесса доказывания косвенные доказательства, не признавая за вероятным заключением эксперта никакого до­казательственного значения, нецелесообразно и необоснованно.

Исследование заключения экс­перта есть процессуальные действия, направленные на извлечение судом из заключения эксперта сведений о фактах и доведение их до восприятия других участников процесса. Состав суда обязан лично воспринять представленное письменное заключение экс­перта с тем, чтобы дать ему правильную оценку при вынесении решения.

Способом личного и непосредственного восприятия заключе­ния эксперта судом и другими лицами, участвующими в деле, яв­ляется оглашение заключения эксперта в судебном заседании. Этим процессуальным действием письменная форма заключения переводится в устную, более доступную форму восприятия дока­зательства.

Процессуальный порядок исследования заключения эксперта имеет целью подвергнуть это средство доказывания детальному изучению. После оглашения заключения в целях его уточнения и разъяснения эксперту могут быть заданы вопросы всеми лицами, участвующими в деле.

Заключение эксперта является результатом специально прове­денного исследования фактических обстоятельств дела. Гарантии истинности фактов, отраженных в нем, достаточно высоки.

Однако это обстоятельство не дает оснований расценивать заключение эксперта как «особое», «исключительное» доказатель­ство, имеющее «преимущество» перед другими средствами дока­зывания.

Предостерегая суд от подобного рода взглядов на оценку заклю­чения эксперта, закон подчеркивает, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается по общим правилам оценки доказательств. Несогласие суда с заключением должно быть мо­тивировано в решении по делу или в определении (ст. 86 ГПК).

В результате оценки заключения суд может признать заключе­ние: 1) полным и обоснованным и положить его в основание ре­шения суда;

2) недостаточно ясным или неполным и назначить дополнительную экспертизу; 3) вызывающим сомнения в его пра­вильности и назначить повторную экспертизу (ст. 87 ГПК).

Источник: https://femida-science.ru/home/vypusk-3/item/107-otsenka-sudom-zaklyucheniya-eksperta-v-grazhdanskom-sudoproizvodstve

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.